health_scanner (health_scanner) wrote,
health_scanner
health_scanner

Categories:

У вас заканчивается депрессия! Продлевать будете?

Думаю что многим пациентам будет интересно почитать

Одной из причин того, что депрессию принято считать патологическим состоянием, является тот факт, что депрессия причиняет человеку очень сильные душевные страдания, «душевную боль», сильный внутренний дискомфорт и дистресс. Однако мы знаем, что физическая боль также является состоянием, которое причиняет сильные страдания и вызывает выраженный дискомфорт и дистресс. Тем не менее, известно, что физическая боль по существу является защитной реакцией организма на повреждение органа или ткани, и что она имеет несколько эволюционно полезных биологических функций. В частности, она информирует или предупреждает организм о повреждении органа или ткани, о том, что в организме что-то не в порядке, а также мотивирует организм максимально оградить себя или максимально удалиться от источника боли и повреждения (например, отдёрнуть руку от горячего предмета или открытого огня) и мотивирует научиться в дальнейшем избегать ситуаций и обстоятельств, приводящих к возникновению боли и повреждений (например, не совать руки в огонь). Кроме того, физическая боль мотивирует организм создать благоприятные условия для заживления повреждения и восстановления пораженного органа (например, мотивирует зализывать рану, то есть обрабатывать её бактерицидными веществами, или обеспечить функциональный покой повреждённой мышце или суставу).

Согласно теории психической боли, испытываемая человеком в тех или иных обстоятельствах реактивная депрессия по существу является «душевной болью», прямым аналогом физической боли в том смысле, что она также служит цели информирования человека о том, что текущие обстоятельства, вызвавшие у него депрессию (такие, например, как провал на экзамене, увольнение с работы, развод или, скажем, потеря друга или любимого человека из-за собственных в чём-то неверных действий или неправильно выбранного тона общения) — являются социально и биологически неприемлемыми (так же, как биологически неприемлемо помещение кисти в огонь) и снижают социальную и биологическую приспособленность человека, представляют собой угрозу его социальному положению, доступу к тем или иным благам (таким, как зарплата или возможность рассчитывать на помощь друга) и в конечном итоге угрожают его нормальному социальному и биологическому функционированию, его здоровью и самому существованию.

Подобно тому, как физическая боль от соприкосновения с горячим предметом мотивирует отдёрнуть руку от горячего предмета и научиться в дальнейшем к нему не прикасаться, и с осторожностью прикасаться к предметам, которые могут оказаться горячими, так же и «реактивная депрессия» («душевная боль»), по этой теории, должна мотивировать человека прекратить ту деятельность, которая привела к нынешнему плачевному положению дел (например, прекратить конфликты с окружающими, с друзьями и близкими, первым пойти навстречу, первым извиниться, признать неправоту, или, например, прекратить деятельность, которая привела к наложению штрафа, понижению в должности, угрозе увольнения или к провалам в учёбе и двойке на экзамене), извлечь уроки из этой ситуации и постараться в дальнейшем таких ситуаций не допускать (подобно тому, как, обжёгшись один раз об огонь спички, мы извлекаем уроки и в дальнейшем стараемся спичками пользоваться осторожно).

Специалисты, придерживающиеся этой теории, склонны придавать наибольшее значение среди симптомов депрессии пониженному настроению, и склонны рассматривать «клиническую депрессию» (или «большую депрессию») как всего лишь дисфункциональное, экстремальное, крайнее выражение пониженного настроения, а не как отдельное патологическое состояние со своим уникальным набором клинических симптомов и характеристик, резко отличающееся и физиологически, и биохимически, и внешне (клинико-феноменологически) от обычного депрессивно-пониженного настроения, от реакции утраты или скорби (например, при потере близкого человека или увольнении с любимой работы, исключении из вуза) или от обычной «бытовой хандры».

Из этой теории следует, что депрессивный больной от здоровых людей, также способных испытывать плохое настроение, отличается не чем-то принципиальным, а всего лишь индивидуально пониженным порогом возникновения «психической боли» (реактивной депрессии) в ответ на сравнительно небольшой, иногда даже внешне незаметный и не идентифицируемый при подробном расспросе, стрессовый раздражитель, и/или индивидуально пониженной толерантностью к возникающим в ответ на стрессовую ситуацию субъективно неприятным депрессивным ощущениям и переживаниям. Также из этой теории следует, что, подобно тому, как хроническая боль может утратить свою первоначальную защитную функцию и стать постоянной даже при устранении её первоначальной причины (такой, как повреждение ствола нерва или нервных окончаний) вследствие патологической сенситизации центральных и спинальных ноцицептивных структур — так же и депрессия при определённых обстоятельствах может хронизироваться вследствие формирования патологических нервных связей в мозгу, или патологических паттернов мышления и поведения и т. п. Но это не отменяет постулируемой в рамках данной теории изначальной защитной функции депрессии как «психической боли», предупреждающей организм о социально и биологически неверных или неприемлемых поступках и действиях и о том, что они имеют свою цену и подрывают социальное и биологическое соответствие индивида, его здоровье, доступ к благам и даже саму жизнь. Точно так же, как существование хронических болевых синдромов никак не отменяет изначальной защитной функции и эволюционной полезности боли.

Ещё одним важным следствием этой теории является представление о том, что, подобно тому, как попытки устранить физическую боль применением анальгетиков часто оказываются неэффективными или недостаточно эффективными без устранения первопричины боли (воспаления, инфекции, инородного тела, злокачественной опухоли, тромба и т. д.), точно так же и лечение депрессии антидепрессантами может оказаться неэффективным или недостаточно эффективным без устранения первопричины депрессии (первопричины «душевной боли»), без устранения изначально вызвавшего депрессию психосоциального стресса (или в условиях постоянно действующего психосоциального стресса, такого, как неблагоприятные условия проживания, бедность или нищета, отсутствие работы, прессинг на работе, межличностные и семейные конфликты, отсутствие или потеря семьи, друзей и социальной поддержки и т. д.) и без осознания пациентом первопричин депрессии, извлечения уроков и принятия им мер к недопущению повторения подобных ситуаций (например, к недопущению конфликтов в семье или потери работы вследствие плохой и некачественной работы).

Таким образом, согласно этой теории, причиной продолжающейся депрессии и одной из возможных причин резистентности к антидепрессантам может являться неустранённая первопричина депрессии, такая, как текущие психосоциальные стрессы, внутренний или внешний (семейный, межличностный, профессиональный) конфликт, неразрешённые жизненные проблемы, неотреагированные психические травмы или «невыученные уроки» (пациент не извлёк уроков из того, чему его должна была научить депрессия).

В некоторых случаях, согласно этой теории, лечение антидепрессантами может быть вредным, даже если оно оказывается симптоматически эффективным, поскольку, устраняя или уменьшая симптомы депрессии и в частности «душевную боль», мешает пациенту и его лечащему врачу осознать наличие проблемы — того или иного неблагополучия в организме, внутреннего или внешнего (семейного, межличностного, профессионального или другого) конфликта или иной причины для депрессии, и мешает приложить усилия для устранения этой проблемы или извлечь уроки и принять меры к недопущению в дальнейшем подобных ситуаций. Здесь ситуация, по мысли авторов этой теории, совершенно аналогична попыткам лечения анальгетиками симптомов «острого живота» или злокачественного заболевания, что в определённых ситуациях, временно снимая боль, может затушевать клиническую картину болезни, замаскировать её истинную причину и привести к задержке с постановкой правильного диагноза, неправильному лечению или опасной для больного потере времени до постановки правильного диагноза и принятия адекватных мер по устранению первопричины боли.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments