June 22nd, 2019

(no subject)

Имея неправильные взгляды на жизнь, мы плохо воздействуем на свои ум и разум, и как следствие, серьезно страдает наше телесное здоровье.
Алчность - острые процессы в организме, булимия, онкология

Остроумие и его природа. Можно ли ему научиться?

Можно ли научиться остроумию? Можно ли научить человека стать по-настоящему остроумным? Многие считают, что воспитать чувство юмора невозможно. Это, мол, от природы — или оно есть или, увы, его нет. Если при встрече знакомый выдает вам массу анекдотов, при этом заходясь от хохота, уверяем вас, это не имеет никакого отношения к настоящему остроумию. Просто он коммуникабельный, легкий, веселый человек, с хорошей памятью и отсутствием комплексов. По-настоящему остроумный человек выберет и запомнит только одну остроту из только что услышанного.
Он настроен избирательно. У него творческий склад ума. Так что распространенное мнение, что остроумие — это активное проявление чувства юмора, ошибочно.
Чем юмор отличается от остроумия
Под юмором чаще всего подразумевается беззлобная насмешка. Чувство юмора проявляется, обычно, в умении отыскать что-то смешное в той ситуации, где нет, казалось бы, ничего смешного. Это чувство как бы оберегает мозг от сильных эмоциональных потрясений.
Суть же остроумия лучше всего сформулировать так: остроту создают, а смешное находят. В остроумии эмоциональный компонент — только фон, побуждающий мотив, а «действие» происходит в области интеллекта, в то время как в чувстве юмора соотношение обратное — «действие» происходит в эмоциональной сфере, а мыслительные операции лишь запускают реакцию.
Есть, конечно, люди, обладающие и тем и другим. Несомненно, есть и такие, у которых нет ни того, ни другого. И тут уже дело плохо. Остроумным бывает и изобретение, и оригинальный проект архитектора, и музыкальное произведение, и научное открытие. Как правило, легко отыскать смешное даже в самой неприятной ситуации, если она приключилась с кем-нибудь другим.
Я обладаю чувством юмора
В этом убеждено большинство людей.
Рассказывают, что однажды престарелый драматург Бернард Шоу был сбит с ног на дороге лихим велосипедистом. К счастью, оба отделались легким испугом. Когда смущенный виновник столкновения стал сконфуженно извиняться, Б. Шоу прервал его словами: «Да, вам не повезло. Прояви вы чуть больше энергии — и вы бы заработали себе бессмертие, став моим убийцей».
Немногие люди — даже и более молодые — нашли бы в себе достаточно душевной силы, чтобы в подобной ситуации не прибегнуть к брани, к бесполезным упрекам, а ограничиться шуткой.
С одной стороны, чтобы подняться над трагической ситуацией, суметь взглянуть на себя как бы чужими глазами и отыскать смешное в трагическом, — для этого нужно обладать большой силой духа. Развитое чувство юмора бывает лишь у душевно стойких людей.
Вас наверняка интересует, как рождаются такие «перлы»? Технология, если так можно выразиться, такова.
Человек «отчуждается» от самого себя, смотрит на себя как бы со стороны, находит смешное в себе самом, и эта вначале чисто интеллектуальная операция отчуждения (кстати, одно из высших проявлений человеческого сознания) смещает его «эмоциональную равнодействующую» в положительную сторону. Если же человек к тому же и остроумен, то в этой ситуации он может создать словесную остроту (подобную приведенной чуть выше шутке Бернарда Шоу).
Чувство юмора и остроумие оказываются в этом случае слитыми воедино. Неиссякаемый оптимизм Великого комбинатора Остапа Бендера — одна из главных причин неотразимого обаяния этого симпатичного всем авантюриста — неотделим от его великолепного юмора. Ильф и Петров, не поскупившись, наделили его этим качеством, и чувство юмора не покидает Остапа ни в каких, даже самых трудных переделках, помогает ему перенести всевозможные невзгоды и крушения планов.
Даже потерпев полное фиаско при попытке перейти границу и безбедно зажить миллионером в Рио-де-Жанейро, ограбленный и избитый Остап не лишается чувства юмора, о чем красноречиво свидетельствует его громогласно провозглашенное намерение переквалифицироваться в управдомы. Без чувства юмора он просто не в силах был бы перенести все выпавшие на его долю передряги и злоключения. Функция чувства юмора в данном случае — обеспечить удовлетворительное самочувствие в далеко не удовлетворительной ситуации.
Юмор ситуации и юмор характера
Следует различать эти два вида юмора. В первом случае юмор улавливается только зрителями, а действующие лица сами остаются вполне серьезными. Во втором случае юмор улавливается одним из действующих лиц и уже через его восприятие доходит до читателя.
Приведем пример. Юмор первого типа мы находим у Джером К. Джерома в книге «Трое в одной лодке». Все действующие лица сохраняют полную серьезность, и читатель сам — с помощью автора — проделывает всю работу по отысканию смешного. А вот Илья Ильф и Евгений Петров наделили чувством юмора своего героя, и многие смешные черточки читатель как бы видит глазами Великого комбинатора.
Таким образом, можно дать следующее определение: остроту создают (работа остроумия), а смешное находят (функция чувства юмора).
В остроумии можно выделить два основных компонента — способность к избирательным ассоциациям и к мгновенной критической оценке собственной речевой продукции. Однако остроумие проявляется не только в создании остроты, но и в ее восприятии, оценке. Рассмотрим элементарную и весьма распространенную ситуацию — восприятие анекдота.
Анекдот — это короткий рассказ, устный или письменный. После краткой экспозиции излагается заключительная мысль, для уяснения которой требуется некоторое усилие, умственная работа. Если мысль эта станет сразу же ясна или, напротив, понадобится слишком долго доискиваться до нее, то эффект остроумия в значительной мере ослабеет, а иногда и вовсе улетучится.
Случаи, когда острота «доходит» до слушателей спустя несколько дней и вызывает смех, не так уж редки. Но все же существует некоторое оптимальное время «уяснения». Можно возразить на это, что время реакции (или время уяснения остроты) зависит от способностей и подготовки слушателя. Верно. Оценить остроту, воспринять ее соль — это не пассивный процесс, а активная работа мышления.
Чтобы оценить шутку, — для этого тоже нужно быть остроумным. Но это остроумие уже другого рода, если можно так выразиться, остроумие восприятия, и оно отличается от творческого остроумия, которое требуется, чтобы шутку создать. И это «остроумие восприятия» неодинаково у разных людей. Поэтому одна и та же шутка одному кажется пределом остроумия, а другого заставляет недоуменно пожимать плечами.
Марк Твен в очерке «Публичные чтения» рассказал, как, путешествуя по Европе и выступая с чтением юмористических рассказов, заметил любопытную вещь: один из рассказов иногда вызывал гомерический хохот, изредка — недружелюбный смех, а иной раз реакции вовсе не было, не удавалось вызвать даже подобие улыбки.
Оказалось, что все зависело от того, какую паузу он выдерживал перед последней фразой рассказа. Если он угадывал паузу точно — все оглушительно смеялись. Если чуть-чуть не додерживал — то смех был не столь громким. А если пауза оказывалась хоть немного длиннее — никто не смеялся, эффект пропадал.
В мировой литературе есть множество блистательных острот, настоящих жемчужин. Но когда их сводят воедино, издавая сборники, то, как правило, такие коллекции острот не очень привлекательны, читаются с трудом и быстро надоедают. И происходит это потому, что наш мозг «тормозит» при постоянном и длительном давлении и реакция на раздражитель угасает. Это мы доходчиво попытались объяснить то, что доказал академик И.П. Павлов. Можно восстановить угасшую реакцию только после некоторой паузы, т.е. отдыха. При этом отдых не должен быть пассивным — нужны другие условные раздражители.
Непрерывный поток острот вместо смеха начинает вызывать скуку, утомляет, а иной раз даже вызывает досаду.
Смешное по Фрейду — это экономия.
Разграничение чувства юмора и остроумия может показаться непривычным, но оно уже и не ново. Так, английский писатель Джордж Мередит критерием чувства юмора считал способность найти смешное в том, что человек любит. Другой, более трудный критерий — найти смешное в себе самом, представить себя смешным в глазах другого человека.
Вполне последовательное различие между чувством юмора и остроумием проводил австрийский психоневролог Зигмунд Фрейд. Фрейд выводит это различие из представлений об экономии психической энергии. Остроумие экономит психическую энергию за счет того, что уменьшается необходимость тормозить свои побуждения и импульсы. Остроумие — это отдушина для чувства враждебности, которое не может быть удовлетворено другим способом.
Комическое по Фрейду отличается от остроумия тем, что оно неумышленно. Неловкое движение может быть комично, но неостроумно. Восприятие комического Фрейд сводит к такой последовательности: он поступает так — я поступаю по-другому — он поступает так, как я поступал в детстве. Комизм экономит психическую энергию за счет «экономии мышления».
Наконец, чувство юмора, позволяя увидеть смешную сторону неприятного явления, преобразует боль и гнев в улыбку и смех. Это экономия чувств. Таким образом, Фрейд отличал юмор, остроумие и комизм. Общее здесь — смех и экономия психической энергии: остроумие экономит торможение, комизм — мышление, юмор — чувства.
Анализировать возникновение смешного — дело неблагодарное. Тем не менее ученые в разные годы пытались это делать, и сегодня можно выделить по крайней мере три уровня анализа: синтаксический, семантический и прагматический.
Синтаксический анализ определяет правильность или неправильность предложения с точки зрения грамматики. На семантическом уровне определяется разница между осмысленным и бессмысленным, а анализ на прагматическом уровне находит различие между приемлемым и неприемлемым.
Классификация юмористических приемов
Величайшие юмористы и сатирики великолепно обходились без всякой теории. Обходятся без нее и современные юмористы-профессионалы. Они используют эту теорию подсознательно, абсолютно не задумываясь о том, что получилось — абсурд, метафора или гипербола. Говорят, острый язык — единственный инструмент, который от постоянного употребления становится еще острее. Остроумие требует тренировки! Владимир Маяковский считал, что остроумие можно оттачивать самостоятельно, и даже мечтал о школах, где будут обучать его приемам.
Остроумие — это свойство психики, а очень часто просто талант. Но и талантливому человеку не приходят сами собой ни умение, ни тем более мастерство. Нужны обучение, труд и своеобразная тренировка. Итак, познакомьтесь с целой дюжиной приемов, освоив которые, вы непременно станете остроумным человеком.
Остроумие — явление разнообразное и неистощимое, и всякая попытка представить классификацию остроумия покажется не только претенциозной, но и обреченной на неудачу.
Тем, кому эта аналогия покажется слишком простой и доступной, напомним, что английский поэт Джон Китс испытывал величайшее раздражение против Исаака Ньютона за то, что Ньютон объяснил причину радуги. Китс считал, что Ньютон тем самым уничтожил очарование этого прекрасного зрелища, сняв с него покров таинственности. Но ошибочно думать, что знание уничтожает эстетическое восприятие; скорее, наоборот.
Итак, вот эта классификация.
• Ложное противопоставление.
• Ложное усиление.
• Доведение до абсурда: преувеличение (гипербола); преуменьшение или смягчение (эвфемизм).
• Остроумие нелепости: соединение двух логически несовместимых высказываний; паралогический вывод.
• Смешение стилей, или «совмещение планов»: смешение речевых стилей; перенос терминологии; несоответствие стиля и содержания; несоответствие стиля речи и обстановки, где она произносится; псевдоглубокомыслие.
• Намек, или точно наведенная цепь ассоциаций.
• Двойное истолкование: игра слов; двусмысленность.
• Ирония.
• Обратное сравнение: «чистое» обратное сравнение; буквализация метафоры.
• Сравнение по случайному или второстепенному признаку: перечисление разнородных предметов и явлений в «едином списке».
• Повторение: «чистое» повторение; повторение с изменением грамматической конструкции; повторение с изменением смысла.
• Парадокс.
• Специальные стилистические (риторические) фигуры.
Приведенная классификация, разумеется, не исчерпывающая. Тем не менее, она достаточно полно описывает диапазон душевного дарования человека, которое называется остроумием. Главное, что во всех приемах остроумия есть общего — это выход за пределы формальной логики. Отыскание и внезапное осознание логической ошибки, особенно чужой, и есть та пружина, которая включает положительную реакцию и сопутствующую ей реакцию смеха, — при условии, если нет причин, подавляющих это положительное чувство. Смех в данном случае — это выражение интеллектуального триумфа.


Виктор Всеволодович Билевич
mentalscience.ru/

Деипнофобия

Деипнофобия (страх перед застольными беседами). Каждый из нас хотя бы однажды оказывался в неловкой ситуации в незнакомой компании, когда приходится поддерживать бессодержательный разговор с незнакомыми или малознакомыми людьми. И ничего — пережили. Но есть люди, на которых одна только мысль о подобной ситуации наводит ужас. Это деипнофобы. Они испытывают панический страх перед разговорами за едой, поэтому редко ходят в гости и не приглашают к себе. Такие себе тихие домашние алкоголики и молчуны.

Во всем виноват дофамин

Алкоголь, секс, соцсети. Наркотики, шопинг, пироженки. Мультики, спорт, онлайн-игры. Мозг готов пристраститься к чему угодно, а нам надо понять, как это происходит, чтобы не стать зависимыми.

В книге «Биология желания: Зависимость — не болезнь» Марк Льюис, американский нейробиолог с увлекательной биографией, объясняет, почему все виды зависимости — это в первую очередь привычки нашего мозга, которые мы разучились контролировать.
________________
Марк Льюис
Десять лет принимал наркотики, из-за чего в конце концов был исключён из аспирантуры, уволен с работы и осуждён на условный срок. Преодолел зависимость, доучился, стал профессором. Описал собственный опыт зависимости с позиций нейробиологии, теперь описывает чужой.
________________

Спорная диагностика

Благодаря открытиям медицины, мы в большинстве своём перестали думать о зависимых как просто о безответственных аморалах, безвольных тюфяках или поддавшихся страстям грешниках. Мы знаем, что длительное употребление наркотиков или алкоголя приводит к необратимым изменениям мозга. Слышали даже, что аналогичные изменения происходят при нехимических видах зависимости: от игр, еды, интернета, шоппинга. И готовы на вопрос о том, что такое зависимость, ответить — это болезнь.

У такого взгляда на зависимость есть немало плюсов. Самый главный — признав зависимость болезнью, мы гарантируем, что у зависимых будет право на помощь, поддержку и лечение. Кроме того, так легче добиться проведения новых исследований этого заболевания, разработки более совершенных лекарств. А на последних можно ещё и нехило заработать.

Есть, однако, очень серьёзный минус — признание себя беспомощной жертвой болезни мешает реабилитации пациента.

«Большинство выздоровевших зависимых, с которыми я разговаривал, предпочитали считать себя свободными от зависимости — не излечившимися, не в ремиссии. Преодолев свою зависимость за счёт серьёзных усилий, интенсивного самоанализа, смелости и способности заново открыть для себя жизненные перспективы, <...> они считают, что выросли над собой и стали сильнее»
— Марк Льюис

Льюис предлагает другой взгляд на зависимость, который сконцентрирован не на том, как зависимость поражает мозг, а, наоборот, на том, как мозг эту зависимость формирует.

Ужасы привычки

Самое прекрасное свойство нашего мозга — он пластичен, легко адаптируется к трудностям и изменяется, чтобы научить нас с ними справляться. Без постоянных и существенных изменений на клеточном уровне мозг функционировать не может. Эта изменчивость — причина, по которой человечество столь много достигло, она же — причина многих бед.

Первородный грех, о котором вы наверняка слышали, если и существует, то вот где — в нашем ко всему привыкающем мозгу.
Большинство изменений происходят в двух структурах мозга, которые покрыты сетью так называемых «программируемых» клеток. Это кора больших полушарий и лимбическая система (миндалина, гиппокамп и полосатое тело).

«Хотя исходно нейроны в мозге у всех людей расположены одинаково, связи между ними — синапсы, исчисляемые триллионами, — сконструированы так, что могут меняться радикальным образом. Эти изменения идут всю жизнь, являясь реакцией на наш опыт. И каждая волна синаптических изменений влияет на то, как мы воспринимаем окружающий мир»
— Марк Льюис

Чтобы как-то сжиться с этими постоянными изменениями, мы вырабатываем «привычки». Речь идёт не только о каких-то вредных пристрастиях — в форме таких привычек усваиваются и культурные нормы, например правила поведения или сексуальные стереотипы; и даже черты характера, например подозрительность.

«Но когда эти паттерны поведения многократно активируются, формирующие нейронные пути начинают укрепляться, их детали прорабатываются и стабилизируются и, наконец, высекаются из камня (или хотя бы из плоти)», — пишет Льюис.

Именно так и формируется наша личность. Зависимость, по Льюису, — это такой же паттерн, заученный мозгом до мучительной привязанности. С каждым разом эта привычка укрепляется в нас всё больше, отказаться от неё становится всё сложнее. Дело не в слабой воле — просто мозг уже знает, как быстрее и эффективнее получить желаемое.

В этом главное отличие подобного взгляда от теории зависимости-болезни. Изменения, происходящие в мозгу при формировании зависимости, вызваны не объектом вашего желания, это плод собственно работы мозга.

Что значит «желать»?

Всё, что делает человек, преследует какую-то цель. Даже ничегонеделание — оно нужно для отдыха. Должностная обязанность формировать мотивацию в мозгу лежит на полосатом теле. Оно — центр контроля наших действий, и оно же сообщает нам о том, что цель достигнута. Например, вы получили удовольствие. Или расстроились.

Полосатое тело, пишет Льюис, постоянно учится на собственном опыте: запоминает, что вам понравилось и как вы этого достигли. И предлагает повторить — «переводит прошлые удовольствия в актуальные желания». Оно посылает сигналы, намёки — напоминает о вкусном пирожном, приятном сексе, расслаблении за компьютером после рабочего дня. Или о ещё более сильных стимулах, таких как наркотик.

Эти сигналы поступают с помощью дофамина — нейромедиатора, который направляется к полосатому телу из центра мозга. Дофамин стимулирует центр удовольствия, и чем его больше, тем сильнее тяга к объекту желания. Но почему от этой тяги так сложно избавиться, почему нельзя просто переключиться с неё на что-то другое? Здесь есть две проблемы. Первая — сиюминутная привлекательность объекта желания, при которой другие цели обесцениваются.

«Одна из главных функций дофамина — помочь мозгу выделить доступные цели. Ближайшие цели — это доступные цели, и нейронные сети полосатого тела растут с притоком дофамина, когда такая цель объявляется и кричит: вот она я! Волна дофамина развеивает привлекательность прочих целей»
— Марк Льюис

Проблема вторая — зависимость нарушает работу механизмов когнитивного контроля. Поначалу контролирующие функции находятся у префронтальной коры — она управляет нашими рассуждениями и интуицией, помогает приспособить опыт к новым реалиям. На ранних стадиях зависимости она находится в согласии с полосатым телом и посылает такие сигналы: «Мне это нравится, я получаю от этого удовольствие и буду продолжать, мне просто нужно себя контролировать». При развитии зависимости происходит рассогласование между этими двумя отделами мозга.

«Привычки освобождаются от контроля со стороны вышестоящего органа, поскольку полосатое тело больше не просит содействия и перестаёт посылать просьбы об участии префронтальной коры в принятии решений», — пишет Льюис.

Это приводит к автоматизации действий зависимого, направленных только и исключительно на достижение желаемого. То, что когда-то было импульсивным и приятным, стало компульсивным, навязчивым и болезненно необходимым. Тут уже не идёт речь о получении удовольствия — мозг делает всё для того, чтобы нужный паттерн просто был реализован, любой ценой и как можно быстрее.

Не заставлять, а мотивировать

В заключении книги Льюис размышляет о том, как наилучшим образом способствовать преодолению зависимости. Он выступает против принуждения, насилия и унифицирующих лечебных практик, при которых пациент должен просто строго следовать предписаниям врачей, а его мотивация и индивидуальные характеристики в расчёт не берутся.

По мнению Льюиса, в первую очередь зависимому нужно помочь сформировать образ будущего без зависимости и всячески этот образ поддерживать. Психотерапия или медитация, дружеские разговоры или собрания анонимных шопоголиков, длительный отпуск или временная изоляция — эффективность помощи больше зависит не от её характера, а от того времени, когда её предлагают. Максимально эффективно помочь можно, уловив тот момент, когда зависимый сам проявляет желание освободиться. Когда легче всего убедить человека в том, что зависимость — это не жуткое чудище, которое всё время нужно держать на цепи, а преодолеваемая стадия личностного развития, после перехода с которой будет только лучше.

Омматофобия – боязнь глаз

Омматофобия – боязнь глаз
Этот страх считается социальной фобией, поскольку связан с социальными ситуациями. Он возникает в результате перенесенной травмы глаз или невольного присутствия при нанесении таковой. В большинстве случаев это довольно серьезная фобия, поскольку в большинстве культурных сред отсутствие зрительного контакта считается дурным тоном.

(no subject)

Способность мгновенно отвечать с насмешкой на глупый вопрос – признак здорового мозга

Как стареют люди в разных частях земного шара?

Пожилых людей в мире становится все больше и больше. В наши дни люди живут дольше благодаря достижениям в области здравоохранения, хорошему питанию и высоким технологиям. Высокая продолжительность жизни открывает перед нами невероятные возможности, но и ставит определенные задачи. Как мы заботимся о нашем пожилом населении?
Писатель и ученый, Джаред Даймонд, занимается изучением различий в отношении к старшему поколения в разных культурах мира. Давайте рассмотрим несколько примеров.

Начнем с того, кого считать пожилым человеком.

По мнению Организации Объединенных Наций, старость наступает в возрасте 60 лет. ООН был учрежден Международный день пожилых людей, который отмечается каждый год 1 октября. В этот день общество выражает свое признание и почтение заслугам людей пожилого возраста. Даймонд считает, что субъективная ценность преклонного возраста является важным фактором в определении критериев того, какую поддержку оказывают пожилым людям в стране. Возможно начать стоит с понимания того, когда человека официально начинают считать старым. В США пожилыми люди становятся после 65 лет. В Новой Гвинее любой человек старше 50 лет считается стариком. В своей книге «Мир позавчера» Даймонд указывает на то, что этот зазор в 15 лет несет в себе разнообразные последствия, так как две эти группы обладают разными физическими и умственными способностями в разном возрасте.

Где живет старшее поколение?

В Азии условия жизни пожилых людей определяются конфуцианским учением о почитании родителей. Примерно в трех четвертях семей Японии пожилые родители живут вместе со своими взрослыми детьми. Та же традиция сохраняется в Корее и Китае. Китайский закон о защите прав пожилых людей обязывает детей часто навещать своих родителей вне зависимости от того, как далеко они живут друг от друга. Несоблюдение закона влечет штрафы и даже тюремное заключение.
Статья 207 Гражданского кодекса Франции предписывает взрослым детям «поддерживать связь» со своими родителями. По информации статьи журнала «The Week», этот закон был принят, как реакция на результаты исследований, которые показали высокий уровень самоубийств среди пожилых людей во Франции.
В Индии и Непале издавна существовала традиция, по которой новобрачные после свадьбы жили в семье жениха. Однако, согласно исследованию развития человеческого потенциала в Индии, проведенному Университетом Мэрилэнда, экономический рост в стране способствует изменению традиционного укалада, и многие дети уезжают и устраивают свою жизнь вдали от родителей. Правительства Индии и Непала пытаются решить эту проблему за счет запуска государственных программ поддержки пожилого населения.

Как люди обращаются к своим старикам?

Отношение культуры к пожилым часто находит отражение в ее языке. На хинди, к примеру, суффикс «–джи» используется для того, чтобы подчеркнуть уважительное отношение к значимым людям, таким как Махатма Ганди, которого часто называют Гандиджи. На кисвахили, языке многих частей Африки, слово «мзее» обозначает высокий уровень почтения к пожилым. В Японии суффикс «-сан» часто используется в обращении к старшему поколению и раскрывает глубокое национальное почтение к старости.

Что едят пожилые люди?

По всему миру, отмечает Даймонд, представители традиционных общин сохраняют обычай выбора определенных видов пищи для пожилых людей. В Небраске только старшим членам племени Омаха позволено есть костный мозг, считается, что если молодой человек съест его, он вывихнет лодыжку. Ибанцы на острове Борнео не советуют молодым есть оленину, поскольку она может вселить в них страх. В Сибири чукчи верят в то, что молоко оленей может стать причиной импотенции у мужчин и плоской груди у женщин, поэтому его оставляют для пожилых людей.

Обладают ли старики особыми способностями?

Многих пожилых людей уважают за то, что они обладают особыми знаниями и умениями. Гавайские бабушки славятся созданием уникальных украшений и аксессуаров из перьев. Западное общество также с почтением относятся к опыту, приобретенному с годами: средний возраст Президента США 54 года, Верховного судьи 53 года.
Некоторые общества идут еще дальше, приписывая своим старикам магические способности. Народ Гуаорани в Эквадоре верят в то, что их пожилые шаманы способны вылечивать болезни с помощью своих магических сил.

А что в конце?

Решения о том, как прожить остаток лет и закончить жизнь, принимаются в зависимости от культурных особенностей и разнятся по всему миру.Согласно исследованию American Ethnologist, чукчи в Сибири практикуют добровольный уход из жизни, предпочитая умереть от руки близкого родственника, когда здоровье начинает их подводить. Похожая традиция существует и у племени индейцев Кроу в США, а также у северных племен Скандинавии. Пожилые люди там погружают себя в условия, несовместимые с выживанием, например, одиночное путешествие в море.
В то же время, есть такие места, как греческий остров, Икария, который славится своими долгожителями. Жители этого крошечного острова в четыре раза чаще американцев доживают до 90 лет и живут в среднем на 8-10 лет дольше после диагностики рака и заболеваний сердечно-сосудистой системы. Эти люди живут неспешной жизнью, они просыпаются поздно, едят оливки, пьют горный чай и плавают в кристально-чистой воде. Объяснение феномена долголетия на этом острове возможно кроется в пищевых привычках и расслабленном ритме жизни его обитателей, однако точные причины никому неизвестны.

Автор: Наталья Николина, переводчик, преподаватель английского языка

(no subject)

. Люди выглядят более привлекательно, когда рассказывают о том, что им интересно

Неизвестная цветотерапия

Подобно акупунктуре, которая была известна в древности своими уникальными и эффективными методиками и сегодня переживает второе рождение, светотерапия приобретает статус «новой старой» системы оздоровления и лечения. Известно, что терапия светом имела распространение во всех древних цивилизациях: египетской, китайской, греческой, индийской. Однако наибольшего успеха фототерапия достигла в последние 120 лет. В 1876 году американский исследователь А. Плизантон стимулировал цветом автономную нервную системы и различные внутренние органы, а двумя годами позже его коллега Э. Баббит выпускает книгу «Принципы Света и Цвета», в основе которой лежат классические принципы фототерапии. Его теоретические изыскания были подкреплены практикой – в качестве средств исцеления он применял «солнечный эликсир», который представляли собой бутылки из цветного стекла, заряженные на солнце. Стоит заметить, что Баббит добился значительных успехов в лечении многих заболеваний, которые были не под силу тогдашней официальной медицине.

В первой половине 20 века другой американец, Д. Гадиали, продолжил дело Баббита и однажды понял, что посвятит изучению цветотерапии всю свою жизнь. Случилось это в 1897 году, когда Гадиали силой цвета излечил пациентку, страдающей некурабельной дизентерией. На женщину не воздействовали средства фармакологического лечения, и диарея давала о себе знать до 100 раз в сутки. Гадиали взял лечение в свои руки, но применил не стандартное для тех времен средство: он стал освещать пациентку цветом индиго. Результаты оказались потрясающими – через один день количество дефекаций снизилось в 10 раз, а через три дня женщина нашла в себе силы встать с постели.

Спустя более чем 20 лет американец описал стройную систему цветотерапии, которая получила название Спектро-Хромия. Гадиали призвал на помощь естественные науки и привел научное обоснование физиологических эффектов различных цветов, а также окрашенных минералов. Большая заслуга ученого состоит в том, что он описал специфические свойства цветов во всех деталях и подробностях. Впоследствии Гадиали стал разработчиком различных методик лечения цветом множества известных заболеваний, в том числе патологических. Он стал первым автором, описавшим лечебное воздействие каждого цвета: красного и синего, желтого и оранжевого, голубого и зеленого, бирюзового и фиолетового, а также алого и пурпурного.

Спектро-Хромия основана на трех главных принципах:
1. Человеческое тело реагирует на свет;
2. Каждый цвет имеет прочную связь с той или иной физиологической функцией;
3. Облучение тела тем или иным цветом является стимулом определенной функции организма.
В 1920 году страстным поклонником учения Спектро-Хромии и его основателя Д. Гадиали стал уважаемый американский врач и ученый К. Балдвин. Он стал активно применять лечебную практику Спектро-Хромии на пациентах в госпитале, в котором работал, и многочисленные истории успеха являются тому подтверждением.

К сожалению, тогдашняя элитарная медицина, так же, как и сейчас, не была заинтересована в появлении простого и доступного метода оздоровления, в результате чего система Динши стала подвергаться нападкам и гонениям. В итоге ученому были предъявлены голословные обвинения, он был арестован и оштрафован. Кульминацией этого процесса дискредитации стало сожжение всех печатных материалов по методике цветотерапии, вышедших из-под пера Гадиали, которые, стоит заметить, оценивались в четверть миллиона долларов. До нас дошли лишь некоторые заметки и разрозненные сведения. Через 6 лет Динши добился освобождения из тюрьмы, но дело свое не оставил: он поменял своему институту статус и объявил образовательную деятельность в качестве основной. О ценности системы Спектро-Хромии было ненадолго забыто. До конца своих дней (а умер он в 1966) Динши тайно, буквально под присмотром полиции и ФБР, совершенствовал свою методику Спектро-Хромии для того, чтобы сегодня, спустя 40 лет, она вновь расцвела и пережила настоящее возрождение. Динши Гадиали, о котором сейчас мало кому известно, безусловно, является великой фигурой в развитии цветотерапии.

Следует сказать, что в других странах цветодиагностика и цветотерапия не подвергались таким гонениям, как в США. К примеру, датский врач Н. Финсен всерьез заинтересовался этим альтернативным методом лечения в конце 19 века, когда заметил, что симптомы туберкулеза гораздо дольше держатся на коже в течение долгим северных зим, а летом, напротив, ослабевают. Он призвал свет в качестве главного орудия против туберкулеза и красной волчанки. Результатом этой деятельности явилось создание Института света для лечения туберкулеза, а в 1903 датчанин был награжден Нобелевской премией.

Текст статьи предоставлен сайтом «Виртуальный сканер здоровья» https://allcolors.life Точная диагностика и безмедикаментозная коррекция проблем Вашего здоровья.

Овощная лазанья

на 100грамм - 84.71 ккал Б/Ж/У - 3.76/3.06/10.75

Ингредиенты:
Кабачок - 1 шт
Томатная паста - 300 г
Лаваш - 1 шт
Болгарский перец - 1 шт
Лук - 1 шт
Сыр - 100 г
Базилик - по вкусу
Соль, перец - по вкусу
Оливковое масло - 3 ст. л
За рецепт спасибо группе Диетические рецепты
Приготовление:
Мелко нарежьте овощи и натрите сыр на крупной терке. Разогрейте сковороду с оливковым маслом и обжарьте овощи по очереди, добавив соль, перец и базилик. Сначала лук (5 минут), затем перец (3 минуты), кабачок (5 минут). Снимите сковороду с огня. Лаваш разрешьте на 6 частей. Дно формы для запекания смажьте томатной пастой и положите первый слой лаваша. Затем снова немного соуса, рагу и треть сыра. Чередуйте ингредиенты в той же последовательности, пока они не закончатся. Выпекайте лазанью 40–50 минут при температуре 180–190 градусов. Следите за тем, чтобы сыр сверху не начал подгорать.
Приятного аппетита!

Между генами и воспитанием – его величество Случай?

Если бы один и тот же человек рождался и умирал снова и снова, то есть жил не один раз, а много, то, несмотря на те же гены и окружающую обстановку, при каждом новом его появлении на свет это был бы другой индивид. Отсюда понятно, что хотя гены у близнецов и условия их воспитания и обитания – одни и те же, сами люди разные.

Беременность протекала без осложнений. Две девочки-близняшки с комфортом бездельничали в лоне матери, пока не родились в одной из больниц Голландии. Только после родов врачи заметили неладное. Одна девочка родилась нормальной, другая – с двумя влагалищами, двумя толстыми кишками, а позвоночник её раздваивался в нижней своей части.

Родились два человеческих существа, но одному из них суждено было провести годы в больницах и перенести несколько хирургических операций. На решение этой биологической загадки у исследователей ушло несколько лет. Изучение плаценты матери показало, что девочки – однояйцевые близнецы. Как же два существа с идентичным геномом получились столь разными?

Хорошо известно, что однояйцевые близнецы во взрослом возрасте довольно сильно отличаются друг от друга, и не только личностными качествами. Их физические различия с возрастом тоже становятся всё более заметными. Обычное объяснение – разные условия среды. Но глубокая разница между этими девочками-близняшками проявилась уже с рождения! Среда их была одинаковой – утроба одной и той же матери. В чём же дело?

Если удастся выяснить причину, станет понятно не только почему близнецы иногда рождаются разными, но и почему все мы, люди, вообще такие, какие мы есть. Почти сто лет считалось, что на формирование индивида влияют наследственность и окружающая его среда. Насчет того, что важнее, биологи яростно спорили, но все сходились на том, что факторов всего два и что влияют они оба. Но вот появились свидетельства того, что есть и более важный фактор. Будь у нас даже машина времени, позволяющая вернуться назад, в момент зачатия человека, и сделать так, чтобы он проживал свою жизнь снова и снова, каждый раз он был бы другим индивидом, при том что рос бы в той же самой среде, обладая теми же генами. Почему? Что ещё может влиять на личные черты человека, кроме наследственности и условий среды?

С тех пор как Фрэнсис Гальтон, племянник Дарвина, более 100 лет назад заинтересовался, что важнее: наследственность или воспитание, основным аргументом в споре учёных стали исследования близнецов. На сегодняшний день более полутора миллионов человек из разных стран мира принимают участие в исследованиях, призванных сравнить степень влияния наследственности и факторов среды на возрастные изменения, предрасположенность к болезням, агрессивность человека, его религиозные убеждения, и т.п.

В основе подобных исследований два допущения: близнецы растут вместе, в одинаковых условиях. При их зачатии единая яйцеклетка разделяется на две части, так что цепочки ДНК у близнецов идентичны. При зачатии разнояйцевых двойняшек две яйцеклетки оплодотворяются двумя разными сперматозоидами, поэтому у них разные ДНК.

Если какие-то особенности у близнецов оказываются более похожими, чем у двойняшек, разумно предположить, что на эту особенность влияет наследственность.

Считается, что другие особенности, которые не более похожи у близнецов, чем у двойняшек (например, язык, на котором каждый из них говорит), формируются под влиянием среды.

Но случаи, подобные голландским близнецам, противоречат устоявшимся воззрениям. Поэтому учёным и нужно было выяснить, по какой причине они получились столь разными ещё до рождения. Сначала предположили, что геномы этих близнецов не совсем идентичны. «Редко, но случается, что однояйцевые близнецы имеют некоторые генетические различия», – говорит Доррет Бумсма из Амстердамского свободного университета, участница команды исследователей, изучавших этих двух девочек.

Причин генетических различий у однояйцевых близнецов может быть две: иногда при разделении яйцеклетки надвое возникают генные мутации. Изредка случается, что некоторые хромосомы есть у одного из близнецов, но полностью отсутствуют у другого. Возможно, именно это и стало причиной рождения необычной однояйцевой тройни в .: у одного из близнецов при делении яйцеклетки пропала Y-хромосома, поэтому родились два мальчика и одна девочка.

Загадка близнецов

Даже если при делении яйцеклетки генетических мутаций не произошло, впоследствии они могут появиться. Если это произойдёт на ранних стадиях внутриутробного развития, почти все клетки одного из близнецов унаследуют их, тогда как ни в одной из клеток другого они присутствовать не будут.

Многие мутации не имеют сколько-нибудь заметных последствий, если только они не затронули один из важных генов.

Раздвоенный позвоночник одной из голландских близняшек указывал на нарушение в одном известном специалистам гене: в опытах на мышах уже было отмечено, что несколько поколений из одного помета рождались с раздвоенным хвостом. Мутация у них была в гене Axin, отвечающем за строение тела животного в период внутриутробного развития.

Учёные расшифровали последовательности ДНК гена Axin у каждой из девочек и не обнаружили никаких различий. Значит, негативно повлияло на функционирование этого гена что-то другое.

Давно известно о существовании эпигенетических маркеров – химических меток на ДНК, изменяющих активность гена, но не влияющих на саму последовательность ДНК. Например, если к отрезку ДНК добавлено много метильных групп, те подавляют активность соседних генов. Поэтому учёные более тщательно исследовали ген Axin, взятый из кровяных клеток девочек-близнецов. И, как и предполагали, у сестры с раздвоением позвоночника рядом с геном Axin обнаружили необычайно много метильных групп. Конечно, влияние других факторов пока исключить нельзя, но наиболее вероятная причина врожденного дефекта заключается в резком повышении метилирования у одной из девочек – до уровня, достаточного, чтобы подавить действие этого гена.

Так что, загадка решена? Отнюдь! А что за фактор повысил метилирование у одной из близняшек до уровня выше критического, а у другой – нет? «Чтобы найти ответ, нужно вложить в научные исследования миллионные суммы», – говорит другой учёный из того же коллектива, Ник Мартин (Институт медицинских исследований штата Квинсленд, Австралия).

Более того, многие другие различия близнецов обусловлены разными уровнями метилирования. В последние годы появилось много исследований на эту тему, поскольку найдены простые и дешевые способы измерения этого параметра.

Особенно интересны такие близнецовые пары, как голландская, в которых один обладает какой-то особой характерной чертой или болен какой-то болезнью, а другой – нет.

При многих видах заболеваний (при раке, ревматоидном артрите, аутизме и т.п.) у близнецов выявлены различия в уровне метилирования, если один из них страдает данной болезнью, а другой – нет.

Появились признаки того, что различия в поведенческих реакциях близнецов тоже зависят от уровня метилирования. Например, у двух сестер-близнецов, одна из которых – журналист, бесстрашно отправляющаяся в зоны военных действий, а другая – офисная служащая, избегающая любых опасных ситуаций, обнаружены различия в гене, отвечающем за стрессоустойчивость и тревожность.

А может, наоборот, различия в уровнях метилирования у журналистки и служащей – не причина, а следствие выбора ими соответствующих профессий? Результаты близнецовых исследований не подтверждают, что различия в уровнях метилирования способствуют развитию болезней или влияют на поведение близнецов. «Налицо взаимное влияние этих причин, одна влияет на другую и наоборот», – предостерегает Джонатан Милл, специалист по эпигенетическим факторам из Института психиатрии Королевского колледжа Лондона (Великобритания), сам проводивший подобные исследования.

Причины многих, если не всех эпигенетических различий – в мире, где мы живем. Любые факторы окружающей среды – пестициды, загрязнения, гастрономические предпочтения, курение, употребление алкоголя и т.п. – могут влиять на характер метилирования. Возможно поэтому, как выяснила группа учёных в 2012 году, различия в эпигеномах однояйцевых близнецов с возрастом постепенно увеличиваются.

Идентичные, но разные

По мнению Бастиана Хейманса из Медицинского центра Лейденского университета в Нидерландах, руководившего как раз этой группой учёных, сходство характеристик метилирования однояйцевых близнецов с годами может уменьшаться из-за все более увеличивающихся различий в условиях их существования. Наши характеристики метилирования столь же уникальны, как и наша личность?

Но если столь многое зависит от окружающих условий, то как различия однояйцевых близнецов, деливших утробу одной и той же матери, оказываются настолько велики еще до их рождения? Джефф Крейг и Ричард Саффери из Института исследования детства в Мельбурне (Австралия), основанного Рупертом Мердоком, обнаружили непохожие характеристики метилирования у однояйцевых близнецов, родившихся раньше срока, на 32-й неделе беременности.

Одна из возможных причин – незначительные физические отличия (например, в размерах их пуповин). Но могли сыграть свою роль и случайные события – скажем, сбой в копировании эпигенетических маркеров при делении клеток. От небольшого изменения в одной-единственной клетке на ранней стадии внутриутробного развития может зависеть состояние и функционирование сразу нескольких органов взрослого человека.

Эндрю Фейнберг из Медицинского колледжа при Университете Джонса Хопкинса в Балтиморе (штат Мериленд, США) считает, что некоторые индивидуальные эпигенетические отличия не просто результат случайных событий: сами эти случайные сбои запрограммированы, будучи необходимым явлением в эволюции вида. Учёный обнаружил в геноме человека сотни участков, характеристики метилирования которых не зависят ни от наследственности, ни от условий окружающей среды, но при этом очень сильно различаются у разных индивидов. И многие такие участки – это важнейшие гены, отвечающие за развитие плода (New Scientist, 10 January 2011).

Зачем и почему мы так устроены? По мнению Фейнберга, этот эволюционный механизм помогает виду выжить при внезапных изменениях среды. Случайные эпигенетические различия увеличивают разнообразие генетически однородного потомства, а следовательно, и вероятность выживания – по крайней мере, некоторых потомков.

Сложно? Держитесь! Дальше – больше: количество случайных эпигенетических отличий само может зависеть от условий среды. У мышей, которым давали некоторые пищевые добавки, разнообразие эпигенетических характеристик увеличивалось (PLoS Genetics, т. 7, с. e1001380).

Пока неясно, насколько важную роль играют эти случайные изменения. Идеально было бы вырастить вместе, то есть в одинаковых средовых условиях, несколько клонов – и посмотреть, что получится. На людях такой эксперимент невозможен, только на мышах. В одном из опытов 40 мышей, снабженных радиопередающими метками, провели три месяца вместе, в одной пятиуровневой клетке с цветочными горшками, норами из труб и игрушками. Ученые регистрировали любое движение каждой из них (Science, т. 340, с. 756).

Сначала поведение разных особей почти не отличалось, но со временем появились расхождения в их исследовательских повадках, о чём сообщил член упомянутого выше коллектива учёных Герд Кемперманн (Германский центр исследований проблем дегенерации в Дрездене).

Это ещё раз доказывает, что «личности» животных постепенно становятся различными – даже при идентичных генах и в одинаковых условиях среды.

Ещё один интересный момент: различия могут нарастать лавинообразно, усиливая и ускоряя друг друга. Чуть более любопытная мышь может проявить большую активность в исследовании окружения, чем менее активная. На её долю придется больше приключений, скажем, она с удовольствием скатится по пластмассовой трубе, и это только усилит её авантюрные наклонности. Она научится карабкаться вверх по наклонным плоскостям, и успех будет её сподвигать на все новые и новые приключения.

«Полученные нами результаты, по-видимому, могут быть обусловлены действием эпигенетических механизмов», – говорит Кемперманн. Эти различия могут возникнуть случайно, или из-за различий физических условий в утробе, или в результате действия обеих этих причин.

«Мы не только существуем в определённых условиях среды, но и сами создаем её», – утверждает Роберт Пломин, генетик из Лондонского института психиатрии. Если к этому добавить чуточку случайности (например, один из близнецов попал в аварию или перенес болезнь, а другой – нет), индивидуальные различия ещё более усиливаются.

Человека обычно мало интересуют причины своеобразия его личностных черт. Мало у кого есть собрат-близнец – некое подобие клона. Но учёные установили, что есть и другие причины уникальности нашей личности, кроме наследственности и условий воспитания. Представим себе 1000 изначально идентичных клонов. Так вот, со временем они становились бы всё более разными. Сформулируем эту мысль иначе: создать армию, состоящую из идентичных клонов-солдат, будет далеко не так легко, как это показано в некоторых фильмах.

Так что же важнее, наследственность или условия воспитания? Некоторые особенности, такие как цвет волос, больше зависят от наследственности, другие же, например язык общения, – от условий воспитания. Но есть и третья причина различий – случайные мутации генов или случайные события в биографии человека.

В общем, многие особенности нашего организма или поведения – результат сложных взаимовлияний наследственности и среды, через посредство эпигенетических отличий и при большой роли всяческих случайностей. Вопрос, что больше действует на личность, наследственность или среда, теряет смысл. «Давний спор сторонников двух концепций устарел», – утверждает Мейнел Эстеллер из Института биомедицинских исследований Беллвитж (Барселона, Испания).

(no subject)

Излагать истину некоторым людям — это всё равно, что направить луч света в совиное гнездо. Свет только попортит совам глаза, и они поднимут крик. Если бы люди были невежественны только потому, что ничему не учились, то их, пожалуй, ещё можно было бы просветить; но нет, в их ослеплении есть система… Можно образумить человека, который заблуждается невольно, но с какой стороны атаковать того, кто стоит на страже против здравого смысла?

Дени Дидро

(no subject)

Дело в том, что именно недостаток любви к себе и порождает эгоизм. Кто себя не любит, кто себя не одобряет, тот находится в постоянной тревоге за себя. В нем никогда не зародится некая внутренняя уверенность, которая может существовать лишь на основе подлинной любви и самоодобрения. Эгоист просто вынужден заниматься только собой, тратя свои усилия и способности на то, чтобы достать что-нибудь, что есть уже у других. Так как в душе у него нет ни внутренней удовлетворенности, ни уверенности, он постоянно должен доказывать самому себе и окружающим, что он не хуже остальных.

Эрих Фромм. Бегство от свободы

Действия и привычки, которые помогут держать память в тонусе

1. Интерес и желание запомнить очень важны для процесса памяти. Без такого желания усвоенные знания тут же забываются.

2. Будьте наблюдательны. Внимательность к тому, что вы видите и слышите, а также к тому, что говорят и делают окружающие, помогает в запоминании.

3. Понимание — ключевой момент для памяти. Непонятное сложно запомнить.

4. Концентрация внимания тоже имеет значение, поэтому при запоминании исключите отвлекающие факторы.

5. Будьте организованны: всегда храните часто используемые вещи на одних и тех же местах. Внешний порядок — это и внутренний порядок; память нуждается в упорядоченном хранении информации, чтобы потом извлечь нужные данные по первому требованию.

6. Очевидно, что запомнить площадь города, который вы посетили, гораздо легче, чем текст из книги. Мы лучше запоминаем ощущения и чувства, нежели идеи. Интенсивно переживая происходящее, вы запомните информацию с большей легкостью.

7. Пойте песни, объясняйте рецепты, цитируйте поэзию и запоминайте сказки, чтобы потом рассказывать их вашим детям или внукам.

8. Старайтесь использовать образное мышление. Образы задерживаются в памяти гораздо дольше, чем слова.

9. Старайтесь выразить словами внутренние воспоминания (например, рождение ребенка) и рассказывайте о них другим.

10. Практикуйте виды деятельности, помогающие думать: решение головоломок и кроссвордов, отгадывание загадок, игра в домино и шахматы.

11. Говорите с людьми. Будьте открыты ко многим вещам.

12. Ищите во всем позитивную сторону. Будьте оптимистами.

13. Прокладывайте зрительные маршруты и привязывайте идеи (абстрактные и не только) к образам.

14. Заучивание путем повторения приводит к механическому запоминанию и накоплению неупорядоченной информации. А такая информация быстро забывается. Всегда старайтесь понять то, что запоминаете.

15. Ритм или веселая мелодия, вызывающие ассоциации с текстом, облегчают запоминание.

16. Каждый день хоть понемногу читайте книги, журналы, газеты.

17. Разбивайте списки слов по категориям.

18. Питайтесь правильно. Жирная еда и полуфабрикаты провоцируют различные заболевания (атеросклероз, диабет, повышенное давление), ухудшающие память.

19. Ежедневно выполняйте физические упражнения.

20. Будьте спокойны и расслабляйтесь. Стресс плохо влияет на память.

21. Старайтесь достаточно спать: здоровый сон восстанавливает организм.

Из книги "Память не изменяет" Анхельса Наварро

(no subject)

Имея неправильные взгляды на жизнь, мы плохо воздействуем на свои ум и разум, и как следствие, серьезно страдает наше телесное здоровье.

Жестокость - аменорея, астма, анемии, бронхиты, гастриты, грибковые заболевания, онкология, эпилепсия, травмы, импотенция