October 17th, 2016

(no subject)

Маловероятно, что кто-то из родителей когда-либо слышал об этом от педиатров, но использование аспирина при гриппе весьма рискованно. То же можно сказать и о противорвотных препаратах, таких, как компазин, торазин и тиган. Компазин и торазин особенно опасны. Они первоначально разработаны для лечения психозов и связаны с развитием синдрома Рея — болезни, нередко оказывающейся для детей смертельной. Основными проявлениями ее, как вы знаете, являются воспаления мозга и печени. В настоящее время при гриппе не рекомендуют применять аспирин, особенно детям, потому, что такой прием подозревается как возможная причина возникновения синдрома Рея.

Я категорически не советую применять какие-либо лекарства для облегчения симптомов простуды и гриппа. Если же эти симптомы переносятся ребенком мучительно, использовать соответствующее средство допустимо максимум один–два дня, причем предназначенное для облегчения именно того симптома, который больше всего беспокоит. Не давайте ребенку и комплексные лекарства от четырех-пяти симптомов.

Если ребенка с простудой или гриппом привести к врачу, то назначением, скорее всего, станут лекарства для облегчения симптомов, и не исключено, что комплексные — от всех симптомов сразу. Таковы многие из наиболее популярных препаратов не только от простуды и гриппа. Их производители уже получили распоряжение Администрации по контролю за продуктами и медикаментами изъять свою продукцию с рынка либо доказать ее эффективность. Но врачи этому событию значения не придали и как ни в чем не бывало продолжают прописывать эти средства, невзирая ни на их сомнительную ценность, ни на то, что пациентам гораздо полезнее вообще обходиться без лекарств.

К сожалению, это не самое худшее, что может случиться, если обратиться за медицинской помощью по поводу простуды ребенка. Существует реальная опасность, что ему дадут антибиотик, бесполезный для лечения вирусных инфекций. Вот уже несколько десятилетий, с момента изобретения, антибиотики считаются панацеей, но звания «чудо-лекарство» они были достойны лишь в самом начале своего появления, когда применялись по назначению.

Тогда они справлялись со страшными инфекциями, включая сифилис и гонорею, и некоторые оптимистично настроенные фантасты предрекали день, когда все бактериальные инфекции исчезнут с лица Земли.

Увы, не тут-то было! Как это обычно происходит у врачей, которые отдают предпочтение новым средствам лечения, исключительное вскоре стало обыденным: антибиотики начали прописываться все чаще, независимо от того, нужны они или нет. Некоторые из них, разработанные для лечения угрожающих жизни бактериальных инфекций, ныне применяются при простудах и гриппе.

Даже если бы единственным вредом от использования антибиотиков были побочные эффекты и напрасные расходы клиентов, врачей можно было бы справедливо упрекнуть за назначение этих препаратов и назвать их поведение медицинским идиотизмом. Но все это — самое безобидное, что может быть. Злоупотребление антибиотиками чревато куда более угрожающими последствиями. Первое из них: появление в обществе новых видов устойчивых к антибиотикам бактерий, второе: ребенок, которого долго и без необходимости пичкали антибиотиками, впоследствии может стать жертвой организмов, устойчивых к любым лекарствам.

(no subject)

https://vk.com/club45938293 (Почему) у людей, погружающихся в сон, внезапно дергаются руки и ноги?
(«Other»)

Когда мы отдаем наше тело во власть сна, мозг испускает внезапные импульсы, которые заставляют подергиваться наши руки и ноги. Одних людей это пугает, других — смущает. Меня же эти сонные подергивания, они же «гипногогические судороги», буквально завораживают. Никто точно не знает, что является их причиной. Для меня они представляют собой побочные эффекты невидимого сражения за власть над механизмами контроля в мозгу. Это сражение разыгрывается каждую ночь на рубеже, отделяющем бодрствование от сна.

Как правило, мы парализованы, когда спим. Даже во время самых ярких сновидений наши мышцы остаются расслабленными и неподвижными, почти ничем не выдавая нашего внутреннего напряжения. События внешнего мира обычно остаются без внимания. Не то чтобы я советовал кому-либо проделать это, но, как показывают эксперименты, даже если вы спите с открытыми глазами и кто-то направит на вас яркий луч света, вряд ли это повлияет на ваши сновидения.

Однако та дверь, которая отделяет спящего человека от внешнего мира, закрыта неплотно. Спящий мозг испускает импульсы для двух разновидностей движений. Нам есть что рассказать о каждом из них.

Единоборство в глубинах мозга

Наиболее типичные движения, которые мы производим во сне, это быстрые подергивания глаз. Когда нам снятся сны, наши глаза двигаются в соответствии с тем, что нам снится. Если, например, мы видим во сне теннисный матч, наши глаза движутся, провожая его в полете. Эти движения, возникающие в мире снов, ускользают от контроля паралича сна, они принадлежат миру бодрствования. Если вы видите, что глаза спящего совершают движения, это самый верный признак того, что ему снятся сны.

Гипногогические судороги, похоже, служат признаком того, что моторная часть нервной системы сохраняет определенный контроль над телом, когда его начинает охватывать паралич сна. Вместо одного переключателя «сон-бодрствование» в мозгу, который управляет нашим сном (т.е. ВКЛ ночью и ВЫКЛ днем) мы обладаем двумя системами противоположного действия. Они балансируют одна по отношению к другой в течение дневного цикла, и каждая из них пытается перехватить рычаги управления у другой.

Штаб бодрствования

Глубоко в мозгу, под корой (наиболее развитой частью человеческого мозга) залегает одна из этих систем. Это — сеть нервных клеток, которая носит название ретикулярной (от латинского reticularis, «сетчатый» — Ред.) активирующей системы или ретикулярной формации. Она расположена в центральных отделах ствола головного мозга, т.е. тех его частях, которые управляют основными физиологическими процессами, например, дыханием.

Когда ретикулярная активирующая система задействована на полную, мы чувствуем себя начеку и готовы к действию. Это значит, что мы бодрствуем.

Центр сна

Система, противоположная только что описанной, называется вентро-латеральным преоптическим ядром гипоталамуса. «Вентро-латеральное» означает, что ядро находится в нижней части ближе к внешней оболочке — коре — мозга. Слово «преоптический» говорит о расположении ядра перед точкой пересечения глазных нервов. По-английски эта система называется VLPO или ventrolateral preoptic nucleus. Система VLPO управляет засыпанием.

Ядро оказалось рядом со зрительным нервом, вероятнее всего, для того, что получать информацию о начале и завершении светового дня и влиять тем самым на циклы нашего сна.

Когда сон побеждает

Как только разум отступает от своей ежедневной работы — интерпретации впечатлений от внешнего мира, преимущество в битве между ретикулярной формацией и VLPO оказывается на стороне последней. Наступает сонный паралич.

Происходящее после этого не совсем понятно, но, возможно, объясняется тем, что борьба за контроль над моторной частью нервной системы еще не вполне завершена. В одно мгновение достигается победа сразу в нескольких сражениях. По мере того, как сонный паралич берет свое, остатки дневной энергии возбуждаются и вырываются наружу в виде внешне хаотических движений.

Иными словами, гипногогические судороги — это последние отголоски штатного режима дневного контроля над моторной системой.

По словам некоторых людей, они вздрагивают, когда им снится, что они падают или оступаются. Это пример редкого явления, проявляющегося в том, что внешние явления и раздражители, скажем, будильник, встраиваются в сновидения, становятся их частью.

Такое поглощение объектов реального мира иллюстрирует поразительную способность нашего разума генерировать правдоподобные истории.

Когда мы спим, участки мозга, отвечающие за планирование и предвидение, подавлены. Это позволяет человеческому разуму творчески реагировать на все, что является ему во время странствий во сне. Так джазмен-импровизатор реагирует на игру коллег-музыкантов, которая служит для него источником вдохновения.

В то время как гипногогические судороги случаются в процессе противоборства между бодрствованием и сном, наш разум также находится в переходном состоянии. В мире бодрствования мы должны находить смысл во внешних событиях. Во сне разум пытается найти смысл в собственной активности, которая проявляется в сновидениях.
Когда мы засыпаем, пелена ниспадает на большую часть внешнего мира. Сонные подергивания, будучи движениями нашего физического тела, пытаются привлечь к себе (и к внешнему миру) внимание спящего сознания. Однако они встраиваются в наши сновидения, превращаясь в них, например, в падения.

Таким образом, существует отрадная симметрия между двумя видами движений, которые мы совершаем во сне. Быстрые движения глаз — это следы снов, наблюдаемые в мире бодрствования. Гипногогические судороги, похоже, — это следы жизни наяву, которые видны в мире наших снов.

Об авторе: Том Стаффорд читает лекции на факультете психологии Шеффилдского университета (Англия). Он — соавтор бестселлера MindHacks и ведет одноименный блог.

(no subject)

Люди пьющие слишком много кофе, рано или поздно становятся нервным и раздражительным, не понимая, что всему виной его любимый напиток,- утверждают немецкие диетологи

Достигнув определенной концентрации в организме, кофе перестает бодрить, но становится причиной внезапного негативного психического состояния, потери концентрации.

Дело в том, что кофе приводит к кратковременному повышению давления.

Но если предел достигнут, кофе не приводит к желаемому результату, и то, что ожидает человека - это головная боль, которая может продолжаться несколько дней.

И хотя диетологи относят кофейную зависимость к привычке, но многие люди ощущают ухудшение самочувствия и настроения, если не получают своей "дозы" кофе за день.