July 26th, 2015

Первый сексуальный опыт может повлиять на будущее потомство

По мнению специалистов, даже первый половой партнер может повлиять на наследственные признаки детей, которые только будут зачаты от других партнеров. К такому выводу специалисты пришли после наблюдения подобную за кактусовыми мухами.

Теория телегонии пользовалась популярностью до начала 20 века. Согласно этой теории признаки первого полового партнера могут передаваться всем будущим детям женщины, даже если ее последующими партнерами будут другие мужчины. Поэтому женщинам запрещалось вступать сексуальные связи до замужества.

В дальнейшем данная теория была отвергнута. Хотя по результатам последних исследований, наверное, зря. Во время последнего исследования, специалистами были проанализированы особенности кактусовых мух. Одна группа самцов этих мух, получала питание регулярно, а самцы из другой группы недополучали питание в детстве, из-за чего они выросли меньше своих сородичей. Самок мух сначала скрещивали с самцами, недополучавшими питание, а потом с самцами мух, питающихся в достаточном количестве.

Личинки, появившиеся на свет после данного скрещивания, были недоразвитыми по размерам, что было характерно для первых «партнеров» самок. По словам медиков, причина подобной наследственности – это эпигенетические маркеры, которые могут вызывать развитие гомосексуализма у плода.

(no subject)

Если почки не очень хорошо выполняют свои функции, то при приеме калия ацетата (его используют и в лечебных целях, и как «источник ионов калия при его дефиците»), произойдет задержка калия в организме, что вызовет нарушение проводимости сердечной мышцы.

(no subject)

Первой страной, где медикам удалось поднять тревогу, были Соединенные Штаты. В 1973 году Американская медицинская ассоциация опубликовала доклад, в котором говорилось, что «нельзя оправдать использование дипирона в качестве анальгетика общего действия, средства при артрите или стандартного жаропонижающего». В 1977 году это лекарство было изъято с рынка.

Затем наступила очередь Европы. В 1986 году медики Германии подняли статистику, проанализировали данные о смертности и выявили 94 случая летального исхода, наступившего после приема лекарств, содержащих дипиронмеждународной корпорации Hoechst, штаб-квартира которой находится в Германии.Причиной смерти в 46 случаях был агранулоцитоз, а в 39 случаях - анафилактический шок. Государственные органы немедленно запретили свободную реализацию всех препаратов дипирона, ввели отпуск по рецепту и ограничили показания к применению сильной болью в результате хирургической операции, травмы или опухоли. Все препараты дипирона были изъяты, а реализация комбинированных средств (баралган, баралгин и другие) была временно приостановлена до решения суда. В начале 1987 года корпорация Hoechst, решив не ссорится с властями страны, в которой расположена головная контора,«добровольно» изъяла весь свой баралгин с германского рынка.


К этому времени корпорация, создавшая дипирон в 1922 году, была крупнейшим в мире производителем этого препарата. В 1987 году в одной только Болгарии два препарата с дипироном новалгин и баралгин принесли корпорацииHoechst более 190 миллионов долларов прибыли, что составило более 5% ее мировых продаж медикаментов. Эти же два лекарства были лидерами общих продаж Hoechst в Пакистане. Баралгин был шестым самым продаваемым фирменным препаратом в Индии, составлял более трети от общих продаж Hoechst на Филиппинах, а новалгин был самым известным и самым широко используемым анальгетиком в Боливии. Кроме того, многочисленные компании производилидипирон по лицензии Hoechst; в одной только Южной Корее 33 компании предлагали 42 фирменных аналогов препарата, а в Югославии дипирон, если сложить все аналоги, был вторым лекарством по объему использования… Понятно, что терять такие прибыли корпорация не собиралась. Магнаты из корпорации решили профинансировать международную исследовательскую программу – так называемое Бостонское исследование.

В 1978 году эту программу начал отдел лекарственной эпидемиологии Бостонского университета. Университет поставил целью собрать все данные о пациентах с агранулоцитозом и апластической анемией, которые поступили в больницу с этими состояниями, в семи городах с общим населением 22,3 миллиона человек: Барселоне, Ульме, Западном Берлине, Милане, Будапеште, Софии и Стокгольме, а также в Израиле, Бразилии и Индонезии. После финансовых вливаний от Hoechst результаты международного исследования получились совершенно абсурдными, и вопрос о связи смертельного заболевания костного мозга с дипироном только запутался. В Барселоне и двух германских городах, где исследователи начинали работу без финансирования от корпорации, были получены шокирующие результаты: риск агранулоцитоза при использованиидипирона был в 23,7 раз выше, чем без применения этого лекарства. Зато в Израиле и Будапеште смертоносный побочный эффект препарата получился ничтожным – 1,1 случая на миллион пользователей в неделю. В Бразилии и Индонезии исследования были просто сорваны. В итоге корпорации Hoechst провозгласила на весь мир, что риск вызываемого дипироном агранулоцитоза был доказательно установлен как «чрезвычайно низкий», и что «основной вопрос сдипироном теперь снят». Директор Hoechst по маркетингу Ханс-Гюнтер Григолайт объявил, что «учитывая улучшившуюся ситуацию с риском/пользой дипирона, нет необходимости изменять юридический статус дипирона в сторону больших ограничений».

Американская медицинская общественность, инициировавшая исследование, охарактеризовала такое толкование как «вводящее в заблуждение» и распространила заявление, в котором прямо было указано, что с учетом реального объема использования этого лекарства по вине корпорации ежегодно случается свыше 7000 смертей. Не поверил магнатам и

германский орган регламентации лекарственных средств – BGA – он также счел толкование результатов Бостонского исследования со стороны Hoechst неприемлемым. На слушании, проводившемся в сентябре 1986 года, немецкие чиновники разбили «методики» магнатов в пух и прах. Ограничения были сохранены, а к 1990 году дипирон полностью исчез с рынка Германии.


После этого процесс искоренения дипирона принял необратимый характер. Первые лица Hoechst буквально метались по всему миру, выступали с лекциями в медицинских учреждениях и университетах самых отдаленных и экзотических стран, как могли передергивали факты, растолковывая свою версию Бостонского исследования, но было поздно. Вслед за США, Великобританией и Германиейдипирон запретили государственные органы Австралии, Норвегии, Канады, Швеции, Дании, Греции, Ирландии, Израиля, Италии, Японии, Бангладеш, Египта, Фиджи, Малайзии, Новой Зеландии, Филиппин, Саудовской Аравии, Сингапура, Венесуэлы, Пакистана… Надвигался один из самых впечатляющих крахов в истории фармацевтики. Но тут на счастье корпорации Hoechst и ее партнеров случился развал Союза, и все выметенные государствами пяти континетов мегатонныдипирона хлынули в Россию.

Сегодня анальгин-дипирон представлен в наших аптеках, медицинских и образовательных учреждениях, домашних аптечках более чем тридцатью «двойниками» (назовем новалдин, сальпирин, баралгин М, небагин, спаздолзин, рональгин…). Еще более обширен арсенал комбинированных средств с дипироном в составе (наиболее популярны пенталгин, андипал, баралгин, новалгин, небалган, анапирин, бенальгин, темпалгин…). Плюс к этому с советских времен продолжают выпускать дешевый отечественный анальгинмногочисленные российские производители, поскольку вся история с дипирономпрошла мимо внимания медиков, общественности и граждан Страны Советов, занятых «перестройкой». А уже в новейшее время российское чиновничество, занятое набиванием карманов, постаралось полностью скрыть от населения информацию об этом скандале мирового масштаба. В чем и преуспело.

Из-за моды на татуировки резко сокращается число доноров крови

Из-за моды на татуировки в некоторых странах мира резко пошло на спад донорство крови. Это связано с тем, что сделавший себе татуировку человек должен ждать 4 месяца, прежде чем ему разрешат сдавать кровь.

В некоторых странах мира фиксируется резкий спад количества доноров крови, что многие связывают с распространением моды на татуировки, а также отпуска за границей. К примеру, за последние 10 лет в Великобритании количество сданной донорами крови сократилась на 40%, а это значит, что 120 тысяч человек отказались от сдачи крови.

Во многих в больницах возникла угроза серьезной нехватки донорской крови для операций и переливаний, как предупреждают эксперты из Управления по контролю над донорством и трансплантациями NHS Blood and Transplant. Эксперты этого ведомства предсказывают, что для того, чтобы удержать запасы донорской крови на безопасном уровне, количество доноров необходимо увеличить на 70% в этом году, а значит, на пункты сдачи крови должны прийти дополнительно 200 тысяч человек.

В руководстве для доноров сказано, что прошедшее через татуировки, либо пирсинг любой разновидности люди должны ждать 4 месяца перед сдачей крови, а после поездки за границу эта пауза должна составлять 6 месяцев. Возможно, именно из-за этого количество доноров сокращается, так как вот уже несколько лет татуировки являются одними из самых "горячих" модных атрибутов.

Также растет и мода на путешествия в экзотические страны. Опрос 2 000 взрослых британцев показа, что 22% и них не идут в доноры из-за страха перед иглами, у 27% нет времени на донорство, а у 21% какие-то проблемы со здоровьем.